Главная » Новости » Архитектор Юрий Григорьев: «стекломания» бездуховна по своей сути

Архитектор Юрий Григорьев: «стекломания» бездуховна по своей сути

Архитектор Юрий Григорьев. © /

Дачные замки и каменные мешки

Алексей Чеботарёв, «АиФ»: Юрий Пантелеймонович, была ли советская архитектура лучше современной? 

Досье

Юрий Григорьев.
Родился в 1932 г. Окончил Московский архитектурный институт. Главный архитектор Минска, первый заместитель главного архитектора Москв­ы. Народный архитектор РФ, лауреат премий Правительства РФ, почётный строитель РФ и Москвы, академик архитектуры.
Юрий Григорьев: Советская архитектура была разной. Сталинские высотки, например, пережили своё время. Сталин лично координировал строительство этих высотных зданий и даже подправлял: так, он скорректировал здание МИД, а то изначально оно было похоже на Вестминстерское аббатство. Сталинские дома хотя и были штучными, но прекрасно вписанными в городскую среду. И Москва того времени продолжала традицию города ансамблей, а не отдельных зданий. 

А Хрущёв в архитектуре не разбирался и был убеждён, что пятиэтажками можно застроить всю страну. С другой стороны, он понимал, как важно человеку иметь отдельное жильё, и за это надо сказать ему спасибо. Советские пятиэтажки были фактически бесплатным жильём — люди за него платили копейки. Но идеализировать их сегодня не стоит — серые, страшные панели, протекающая крыша, четырёхметровые кухни, проходные комнатки и потолки 2,5 метра. 9-12-этажки 1960‑1970-х гг. не лучше. Поэтому срок их существования давно кончился, и на их месте надо построить новые дома — но квалифицированно.

Сталинские дома хотя и были штучными, но прекрасно вписанными в городскую среду.

Юрий Григорьев

Зодчий Сталина. За что Бориса Иофана отстранили от главных строек Москвы

Однако постсоветская архитектура изменилась. За последнее время появилось много и таких зданий, которые радуют глаз, и таких, которые уродуют городскую застройку. Причин тому несколько. Во-первых, появились богатые частные заказчики, нередко с крайне низким уровнем культуры. И многие коллеги ради денег сменили профессию архитектора на «первую древнейшую», в частности, занялись строительством аляповатых подмосковных «дачных замков». Другие стали работать на отдельных застройщиков, из-за чего превратились в индивидуальщиков, которых уже не интересует город в целом. Благодаря им стали появляться небоскрёбы — то там, то здесь в тело города стеклянную палку воткнут. Или возводят каменные мешки микрорайонов. Многое срисовывается с зарубежных журналов. Но ведь западные проекты реализуются в странах, где другие традиции, другой менталитет и менее суровый климат. Эта не свой­ственная российской архитектуре «стекломания» — бездуховная по своей сути. Во-вторых, знаменитые проектные институты, которые делали всё, от эскиза до сметы, начали хиреть. И, в-третьих, сыграло свою плохую роль сохранившееся с советского времени подчинение архитекторов строителям. Во всём мире архитектура — это идея, а строительство — её воплощение. У нас же подчинение идеи коммерческим интересам заложено в самой структуре. А ведь в идеале, когда заказчики вместе со строителями гонят вал квадратных метров, архитектор должен быть тем, кто их остановит. Но, к сожалению, он, как правило, соучастник этого.

Результат печальный. Продолжают строить жилые районы огромной этажности, во многих местах «плоскомордые» дома без понятия пластики пропорций, с коричневыми или синими фасадами, тогда как жилая среда должна быть солнечной, светлой, уютной — это имеет важнейшее значение для психологического состояния людей и их эстетического воспитания.

Во всём мире архитектура — это идея, а строительство — её воплощение.

Юрий Григорьев

«Архитектура — это женщина»

— Сколько этажей должно быть в «правильном» жилом доме?

— В развитых странах дома для среднего класса — не выше 5 этажей. Ведь каждые 5 этажей увеличивают стоимость содержания дома на 7-10%. Эти западные пятиэтажки не только дешевле в эксплуатации, но и безопаснее в случае природного или техногенного катаклизма. При этом за рубежом застройка более плотная. Я противник высотного жилья, но был вынужден его строить. Потому что мегаполисы обречены расти вверх, чтобы не растягивать коммуникации. Но жить, конечно, удобнее в городе с населением до миллиона человек.

От «сталинок» к «брежневкам». Как решали квартирный вопрос в СССР

Архитектура — это красивая женщина. Прежде всего дом должен быть органично включённым в историческую застройку, иметь благородные сдержанные формы, без абстрактного архитектурного трюкачества, ставшего модным в последнее время. И, конечно, соответствовать требованиям экологической безопасности, а также быть недорогим в эксплуатации. Дом — как человек: у него есть голова, руки, ноги, туловище. Поэтому и в мегаполисе, и в любом городе он должен быть построен с использованием различных архитектурных приё­мов, чтобы не было однообразия, особенно с учётом блок-секционной системы строительства. Блок-секция — это лестничная клетка с лифтами и квартиры вокруг. Из них, как из кубиков, можно складывать современный дом — в разных вариантах, как в плане, так и по этажности. Например, неплохо сделать эркер в каждой квартире — это и дополнительное жилое пространство, и пластика на фасаде.

Мегаполисы обречены расти вверх, чтобы не растягивать коммуникации.

Юрий Григорьев

Дом начинается со двора. Это территория детей и стариков. Но сейчас первые этажи занимают объекты общепита, владельцы которых превращают дворы в самовольные платные парковки и помойки. Я против квартир на первых этажах, но и ресторанов, и продмагов там быть не должно. Эти объекты должны располагаться в отдельных зданиях.

В подъезде обязательно должно быть место для вахтёра и оборудование для людей с ограниченными возможностями.

— А с чего начинается и какой должна быть хорошая квартира?

— Квартира, как и дом, и двор, должна быть сомасштабна человеку. «Человек — мера всех вещей» — это не декларация, это необходимый принцип работы архитекторов. В нашем климате квартира начинается с передней, где вы калоши снимаете и грязную одежду. Потом должен быть холл, затем — общее пространство, гостиная, дальше — спальни, ванная и т­уалет. Я никогда не мог понять, почему в российских туалетах нет раковин и человек должен идти мыть руки в другое помещение? И кто в своё время разрешил стеклить балконы каждому индивидуально? Это вносит хаос в облик дома. (А причина проста — в большинстве домов не предусмотрены кладовые.) В квартире должна быть лоджия с тремя стенами (при кухне), а не балкон, особенно если речь идёт о высотном здании: ведь сложно выйти на балкон уже на 8-9-м этаже — не покидает ощущение, что висишь в воздухе. Проектировщику надо знать, что врачи не советуют спать головой на юг и головой к внешней несущей стене, и соответственно планировать спальни. Что на кухне всё для хозяйки — от мойки до холодильника — должно быть выстроено в одну линию и сама кухня должна быть квадратной. Высота потолков — минимум 2,65 м. Важное значение имеют современное инженерное оборудование для экономии энергоресурсов, а также экологически чистые отделочные материалы. 

Но, проектируя дом, архитектор должен думать о человеке и видеть город в комплексе, как бы «с самолёта». Я выбрал профессию архитектора именно после того, как увидел в 1945 г. с самолёта на 90% разрушенный Минск.

Зарубежная школа

— Удобный город — какой он?

— Здесь много составляющих. Одна из важнейших — транспортная доступность. Очень хорошо, что московские власти активно (и успешно) занимаются решением этой проблемы, строят магистрали и создают развязки на разных уровнях, продолжают развивать метрополитен. Большое значение имеет комплексность застройки — в жилых кварталах магазины, детские сады, школы и поликлиники размещают в шаговой доступности. И эти объекты должны быть удобными для человека. Например, в Швеции я видел, какими должны быть школы. Они максимум двухэтажные, небольшие, с классами не более 20 человек. В школе близ Стокгольма дети бегают босиком, везде ковровые полы. В рекреациях грифельные доски во всю стену, огромное количество мелков для психологической разгрузки на перемене…

Проектируя дом, архитектор должен думать о человеке и видеть город в комплексе, как бы «с самолёта».

Юрий Григорьев

— Может, пригласить к нам зарубежных архитекторов и строителей, и они нам всё по­строят?

— Честная конкуренция должна быть, но никто за нас и лучше нас, с учётом нашего исторического менталитета, в России строить не будет. У меня был опыт работы с китайскими застройщиками в Минске. Приезжаю на свой объект — сваи забиты вкривь и вкось. Оказалось, строить дом привезли китайских бомжей. У нас талант­ливый народ, специалисты высокой квалификации и прекрасные традиции зодчества.

Источник статьи

Оставить комментарий